Rosa-Sogni

Я похожа на своих родителей. Это хорошо?

Ребёнок рождается. Что делают родственники, впервые увидевшее его? Правильно: дружно решают, на кого он похож. Внешнее сходство на этот момент кажется очень важным.

 

Когда ребёнок подрастает, он становится похож на родных не только внешне, но и внутренне. И это не только характер. Это ещё и приобретённая привычка жить, как живут мама и папа.

Чем старше становится человек, тем больше он перенимает от родителей (при условии, что они активно общаются). И не всегда это для него – хорошо.

Я боюсь, и ты боишься – мы одинаковые

Я боюсь темноты, ночи, боюсь похорон, мёртвых людей, верю в души, которые приходят к нам после смерти. Стоит ли мне говорить, что того же боится моя мама?

Конечно, у неё есть основательная причина бояться. В подростковом возрасте она пережила смерть бабушки – это её очень напугало.

 Плюс, на похоронах сердобольные старушки буквально ткнули её лицом в лицо покойной бабушки, дабы она её расцеловала, попрощалась. Это привело мою маму в состояние шока, она закричала, упала в обморок. И, как следствие, стала бояться.

Сколько себя помню, у нас дома на ночь всегда оставался включенным ночник, или свет в коридоре. Всё это вместе взятое научило меня с детства бояться темноты. Я стала бояться и мёртвых, и покойников – даже тогда, когда я этого всего вообще не видела.

То есть страх во мне, и это я утверждаю, воспитала мама. Бояться было естественно – и я ребёнком это без раздумий приняла.

Как итог: мне 27, я безумно боюсь ночей, темноты, мёртвых и похорон, я сплю, только если рядом есть кто-то ещё «взрослый», у меня может случиться паническая атака, если я, к примеру, одна принимаю ванну.

Даже рядовые психологи не берутся это исправить – тут нужен серьёзный психоанализ. Мешает ли мне это жить? Определённо да. Но это та черта, которой я похожа на маму.

Я боюсь потерять ребёнка

Мне было 2 года, когда меня отпустили играть во двор со старшим братом. Мама делала дела, периодически выглядывая в окно. И тут заходит брат. Мама спрашивает: «Женя, а где…?». Он в недоумении: «Давно ушла домой».

Представляете, какая поднялась паника? Меня искали все: мама, папа, дедушка и бабушка. А я просто зашла за дом с другой стороны, села на пенёк, стала рвать цветочки и петь песенки. Для мамы это был сильнейший испуг – она потеряла ребёнка.

В итоге я росла под жёстким контролем. В подростковом возрасте начала бунтовать: бесконечные проверки-звонки меня душили. Для себя я твёрдо решила: буду давать своим детям свободу.

Стоит ли говорить, что я слежу за детьми в оба глаза? Но! Понимая свою предрасположенность к панике, я крепко держу себя в узде. Я позволяю своему ребёнку то, что не было позволено мне.

Но внутри меня – мама, которая боится потерять дитя. То, что мама живёт рядом со мной, очень сильно влияет на то, что я чувствую. Возможно, если бы мы жили на расстоянии, я бы на многие вещи, связанные с детьми, смотрела спокойнее.

Температура – это страшно

Простой пример: я не боялась температуры у ребёнка, пока рядом со мной не поселилась мама.

У сына было 39, он не спал днём, и стал засыпать у неё на руках. Она, как всегда паникуя, решила, что он падает в обморок. И дико закричала. Для меня это был страшный испуг. Я выбежала на улицу босиком, схватила руками снег, и стала тереть сыну щёки. Я была уверена – он в обмороке.

Представляете, как испугался ребёнок? При этом я успела позвонить врачу и шугануть ещё и её. Через 10 минут у нас дома было сразу два медика, которые бежали к нам бегом, едва влетев в сапоги.

С тех пор я стала бояться температуры. Я понимаю, что это не разумно. Я знаю, что температура при болезни – не враг, а друг мне. Но страх остался – я ему научена. Я похожа на маму.

Лишний вес – это предрасположенность?

Все мы слышали, как лишний вес оправдывается наследственной предрасположенностью. «Мама полная, папа «в теле», и я такой же».

Моя мама прекрасно выглядит. На неё всегда обращают внимание мужчины. Но у неё есть лишний вес. Думаете, его нет у меня? Есть.

Набирать я стала во время беременности. Под боком всегда была мама, которая советовала: «Ты же беременная, как это тебе нельзя? Надо себя баловать! Потом будешь питание соблюдать, а сейчас кушай».

И, конечно, я ела. «Мне можно, я же беременна! Потом похудею».  Нет, не похудела. Оставила всё, что наела. Тем более что у меня мамина модель поведения в еде.

Моя мама всегда удивляется своему лишнему весу. Она говорит: «Я не ем много». И это правда – много не едим ни я, ни она. Но! Слопать пирожное на ночь – легко. Жареная картошка вечером со сметаной -  милое дело. Если пирожки, то 4 за раз – почему бы и нет? А слоеные салаты по традиции смазываются обильно майонезом.

Такое питание просто не может не привести к появлению лишнего жира. И ведь эта модель «как надо готовить и кушать» заложена в меня с детства.

Не у одной меня такая проблема. Моя подруга, которая весит больше 100 килограмм, в свои неполные 30 лет, говорит откровенно:

 «Как я могу быть худой? Сколько себя помню, мы всегда кушали много. Каждый день на столе то жареное мясо, то котлеты. Хлеб – только с толстым слоем деревенской сметаны. И запивали всё чаем с сахаром или жирным молоком».

Понятно, что девушка всегда была пышной. Виновата ли она? Ведь её так научили кушать с детства – она другой модели еды не видела.

И я, и она – мы похожи на своих родителей. У нас есть лишний вес. И – неправильная установка в голове.

Завидовать спортивным людям – это норма

Моя мама никогда не занималась спортом. Но зато она постоянно завидует тем, кто это делает. Удивляется их силе воли, восхваляет их. Стоит ли говорить, что я делаю так же?

Я искренне завидую людям, имеющим пресс, у которых красивые мышцы на ногах. Я знаю, что это – не врождённая особенность. Это труд – такие люди много работают над собой.

Но я, переняв привычку мамы восторгаться, но не действовать, делаю именно так. Да, я похожа на маму.

Тут же на ум приходит моя подруга Надя. В детстве мы всегда удивлялись её маме, которая запросто могла «задрать» ноги выше головы, сделать колесо, сесть на шпагат. Для неё гимнастика, растяжка – это неотъемлемая часть жизни.

Стоит ли говорить, что Надя, родив двоих детей – стройна, как берёзка, и легко гнётся, как только хочет. Потому что она воспитана с моделью в голове – женщина должна заниматься спортом. Для неё это – норма.

Таких примеров я могу привести множество. Но не только отрицательных. На каждый отрицательный – есть свой положительный. Например:

Мы с мамой кофеманы, и это существенно портит здоровьеМы с мамой умеем находить подход к людям;

Мы с мамой предпочитаем классический стиль в одежде и никогда не экспериментируемМы умеем работать, так что пыль столбом.

С возрастом я поняла, что всё больше перенимаю «плохих» установок, чем хороших. Я стала это анализировать, и сейчас пытаюсь стать собой, а не копией мамы.

Меня поразило, когда я поняла, что полностью повторяю её поведение с мужем. Уверена, не остановись я во время, и мы бы уже разошлись.

Зачем я всё это пишу? За тем, что многие из нас делают такие же ошибки: перенимают от родителей не только хорошее, но и плохое. То, что мешает становлению собственной личности, мешает браку, детям.

Такое копирование происходит естественно. Оно идёт с детства, поэтому о нём мы чаще всего вообще не задумываемся. Возможно, эта статья станет поводом для вас подумать и понять, какие черты ваших родных вам лично не подходят.

Выполните простое упражнение. Выберите свободный час, возьмите лист бумаги и разделите его на две графы. В одну впишите всё то хорошее, что вы переняли от родных. Во вторую – плохое. Хорошее совершенствуйте. Плохое – искореняйте. Этот листок можно вклеить в свой ежедневник и периодически просто видеть его. Чтобы не забывать и не скатываться назад: в комфортную для вас с детства жизнь ваших родителей. Помните: это не ваша жизнь. Этот фильм уже отснят. Вы сейчас – снимаете новый.  И это - не ремейк.

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

#fc3424 #5835a1 #1975f2 #2fc86b #fbeac9 #140f10441 #020613191828